Среда, 18.10.2017, 05:07
Мой сайт ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 0
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
  
Главная » 2014 » Февраль » 13 » СТРУКТУРА СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗР�
04:02
 

СТРУКТУРА СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗР�

Главная Вопросы психологии 2007 СТРУКТУРА СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ (К ПРОБЛЕМЕ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА «ЮНОШЕСКАЯ КОПИНГ-ШКАЛА») Вопросы психологии - 2007

М. А. ХОЛОДНАЯ, О. Г. БЕРЕСТНЕВА, Е. А. МУРАТОВА

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 06—06—00582а.

С помощью процедур факторного и кластерного анализа проведена проверка конструктной валидности опросника «Adolescent Сoping Scale» (Юношеская копинг-шкала), разработанного Э. Фрайденберг и Р. Льюисом для диагностики стилей психологического совладания (копинга). Постулируемые авторами опросника стили совладания (продуктивный, непродуктивный, социальный) не выявлены. Продемонстрирована возможность существования других стилей совладания: проблемно-ориентированного, мобилизационного, эмоционально-доминантного и социотропного. Предложены критерии продуктивности совладающего поведения (вариативность и мобильность) с учетом фактора интеллектуального контроля.

Ключевы е слова: Стратегии совладания, трудная ситуация, стили совладающего поведения, оценка ситуации, интеллектуальный контроль.

Одним из важнейших вопросов психологического исследования является валидность измерительной процедуры (теста, опросника), которая используется для сбора данных о тех или иных психических качествах человека. Прежде всего следует быть уверенным в конструктной валидности методики, которая характеризует меру соответствия показателя (показателей) теста теоретическим представлениям о природе измеряемых свойств.

В проведенном нами исследовании был использован опросник для диагностики стилей психологического совладания (копинга) «Adolescent Сoping Scale» (Юношеская копинг-шкала; общая форма) (ACS), разработанный австралийскими психологами Э. Фрайденберг и Р. Льюисом [7] и адаптированный Т. Л. Крюковой [4], [5]. Общая форма ACS выясняет, как индивид справляется с трудностями вообще (обычно) в напряженной, тревожной и неприятной ситуации.

Опросник ACS позволяет диагностировать 18 стратегий совладания, объединяемых в три стиля [5]:

Продуктивный стиль совладания: S2 — Решение проблем (систематическое
обдумывание проблемы с учетом разных точек зрения); S3 — Работа и достижения

(добросовестное отношение к учебе или работе, ориентация на успешность своей

1 Деятельности); S14 — Религиозная поддержка (молитвы о помощи, обращенные к богу) ;

S15 — Позитивный фокус (оптимистический взгляд на сложившуюся ситуацию).

144

Непродуктивный стиль совладания: S4 — Беспокойство (тревога о последствиях и
будущем вообще); S7 — Чудо (мечты и надежда на счастливый случай); S8 —
Несовладание (отказ от действий вплоть до болезненных состояний); S9 — Разрядка
(слезы, агрессия, обращение к алкоголю и наркотикам); S11 — Игнорирование

05.10.2012


143

(сознательное блокирование проблемы); S12 — Самообвинение (личная ответственность за проблему); S13 — Уход в себя (отказ посвящать других в свои заботы); S17 — Отвлечение (развлечения в обществе, релаксация); S18 — Активный отдых (занятия спортом, поддержание здоровья).

Социальный стиль совладания: S1 — Социальная поддержка (обсуждение проблемы
с другими людьми); S5 — Друзья (опора на близких друзей); S6 — Чувство
принадлежности
(забота о мнении других людей, поиск их одобрения); S10 —
Общественные действия (организация групповых действий); S16 — Профессиональная
помощь
(обращение к специалистам).

В ранних работах Э. Фрайденберг и Р. Льюиса со ссылкой на результаты факторного анализа выделяются три стиля совладания с несколько иным составом стратегий, хотя тенденция их интерпретации как продуктивного, непродуктивного и социального сохраняется [7], [8]:

• «Решение проблем» (рЕшение проблем, работа и достижения, позитивный фокус,
активный отдых, отвлечение
);

• «Эмоциональное фокусирование» (Беспокойство, чудо, несовладание, разрядка, игнорирование, самообвинение, уход в себя);

• «Обращение к другим людям» (Социальная поддержка, друзья, принадлежность, религиозная поддержка, профессиональная помощь, общественные действия).

Таким образом, стиль совладающего поведения — это тенденция человека действовать определенным и последовательным образом в трудных ситуациях, выбирая определенные паттерны поведения. Э. Фрайденберг и Р. Льюис изначально исходили из предположения о том, что индивидуальный набор копинг-стратегий не зависит от природы стрессовой (трудной) ситуации.

Цели Нашего исследования: 1) проверка конструктной валидности опросника ASC (в частности, нас интересовало, действительно ли данный опросник диагностирует три стиля совладания, которые можно интерпретировать как продуктивный, непродуктивный и социальный); 2) анализ психологических механизмов, лежащих в основе предпочтения людьми разных стратегий совладания.

Методика исследования: Юношеская копинг-шкала (Adolescent Сoping Scale), общая форма [7] в адаптации Т. Л. Крюковой.

Методы обработки Данных: факторный анализ; различные модели кластерного анализа; дискриминантный анализ. В исследовании участвовали 366 студентов I и II курсов Томского политехнического университета (253 мужчин и 113 женщин). Средний возраст — 17—18 лет.

РЕЗУЛЬТАТЫ ФАКТОРНОГО АНАЛИЗА

Первый этап проверки конструктной валидности был связан с использованием процедуры факторизации полученных данных. Для выделения факторов использовался метод главных компонент (метод вращения Varimax). Согласно графику собственных значений главных компонент, по имеющейся совокупности значений были выделены шесть факторов, чьи собственные значения больше единицы (накопленный процент дисперсии составил 63,8).

В табл. 1 представлены результаты факторизации данных (n=366).

Как можно видеть из табл. 1, во-первых, количество выделившихся факторов не соответствует трем авторским стилям совладания (продуктивному, непродуктивному и социальному); во-вторых, состав стратегий в выделенных факторах неоднозначен,

05.10.2012


143

3


Поскольку в факторах 1, 2 и 6 со значимыми весами представлены альтернативные с точки зрения их принадлежности

145

Нагрузки на факторы (после вращения)

СТРУКТУРА СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ (К ПРОБЛЕМЕ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА «ЮНОШЕСКАЯ КОПИНГ-ШКАЛА»)

К постулируемым стилям совладания стратегии. Последнее обстоятельство нуждается в дополнительном обсуждении.

Фактор 1 включает три стратегии, характеризующие эмоционально-доминантный тип реагирования: трудная ситуация вызывает непосредственные эмоциональные переживания в виде веры в чудесное избавление от проблемы, отчаяния и агрессии, вплоть до склонности использовать алкоголь, наркотики, «уходить в болезнь». При этом, однако, в состав данного фактора входят проблемно-ориентированные стратегии S2 — Решение проблем И S3 — Работа, достижения (с весом —0,49 и —0,55 соответственно), а также стратегия S11 — Игнорирование, предполагающая сознательное нежелание принимать во внимание возникшую проблему (0,57).

Фактор 2 включает две стратегии: S4 — Беспокойство И S12 — самообвинение, т. е. тревога о возможных последствиях в будущем (беспокойство о будущем вообще и своем

05.10.2012


143

Личном в частности) сочетается со склонностью к интраперсональной атрибуции ответственности за происходящие события. Отметим, что в состав этого фактора с положительным знаком входит стратегия S2 — решение проблем (0,47).

146

Любопытно, что такой же по составу фактор, фиксирующий связь ориентации на решение проблемы с более высоким уровнем беспокойства, был получен Т. Л. Крюковой при факторизации выборки российских старшеклассников и первокурсников [5; 113].

Фактор 3 объединяет три стратегии, которые эксплицируют эффект социотропии (потребность в общении с друзьями; забота о хороших отношениях с окружающими и готовность следовать их мнениям; склонность проводить досуг в компании).

Фактор 4 представлен двумя стратегиями: S10 — Общественные действия И S16 — профессиональная помощь, Характеризующими готовность опираться на внешние ресурсы (в данном случае — компетентность других людей).

Фактор 5 включает стратегию S13 — уход в себя В сочетании со стратегией S11 — Игнорирование (0,48) и отказом от стратегии S1 — социальная поддержка (-0,61).

Фактор 6 объединяет стратегии S15 — позитивный фокус И S18 — активный отдых, Которые свидетельствуют об опоре на внутренние ресурсы в виде оптимистической позиции относительно трудной ситуации и ориентации на поддержание своего физического здоровья. В этот же фактор входит стратегия S14 — религиозная поддержка (0,50).

Анализ конструктной валидности любого опросника предполагает учет половых различий. Описательные статистики говорят о том, что между подгруппами девушек и юношей по 9 стратегиям из 18 имеют место значимые различия в средних значениях (при P 0,02). В частности, у девушек в большей мере выражены стратегии: Социальная поддержка, беспокойство, чудо, несовладание, разрядка, самообвинение, религиозная поддержка; В меньшей мере — Стратегии решение проблем, профессиональная помощь. Иными словами, можно говорить о «женском» и «мужском» типах совладания с трудной ситуацией.

Следовало проверить, будут ли различия в факторной структуре копинг-стратегий в женской и мужской частях выборки. Чтобы уточнить устойчивость полученных факторов, дальнейшая факторизация была проведена отдельно для мужчин (n П253) и женщин (n П 113).

Судя по составу факторных матриц, структура стратегий совладания у мужчин и женщин в целом идентична. К общим чертам в структуре стратегий совладания у девушек и юношейможно отнести наличие таких факторов, как эмоциональное доминирование, социотропия, опора на внутренние ресурсы, общественные действия, религиозная поддержка; при этом имеет место отделение стратегии Уход в себя От эмоционального копинга, а также отделение стратегии Религиозная поддержка От всех прочих стратегий в отдельный фактор.

Тем не менее можно констатировать некоторые специфические особенности соотношений совладающих стратегий в группе девушек и юношей.

В группе девушек: 1) более четко выражены проблемно-ориентированные стратегии, которые образуют связи со стратегиями Общественные действия И Профессиональная помощь (фактор 3) и стратегией Уход в себя (фактор 5); 2) имеет место зависимость: чем больше выражены стратегии мобилизационного типа Позитивный фокус И Активный отдых, Тем в меньшей мере выражена стратегия Самообвинение (фактор 4); 3) в явном

05.10.2012


143

Виде выражен социотропный стиль совладания; 4) стратегия Беспокойство Не представлена в системе связей с другими стратегиями.

В группе юношей: 1) стратегии проблемно-ориентированного типа Решение проблем, работа, достижения Связаны со стратегиями эмоционально-доминантного типа (Чудо, несовладание, разрядка, игнорирование) обратной зависимостью: чем больше проявления эмоциональной фиксации, тем в меньшей мере выражены проблемно-ориентированные стратегии (фактор 1); 2) имеет место связь между стратегиями Беспокойство И Самообвинение, при этом данные стратегии выражены тем сильнее, чем в большей мере выражены

147

Чувства принадлежности к группе (фактор 2); 3) слабо выражен социотропный стиль совладания.

Таким образом, процедура факторизации данных не подтвердила конструктную валидность опросника ACS: три выделенных авторами опросника стиля не были обнаружены. При разделении выборки по половому признаку существование этих трех стилей совладания также не подтвердилось. Кроме того, можно говорить о неоднозначности критериев разделения стратегий совладания на «продуктивные», «непродуктивные» и «социальные».

РЕЗУЛЬТАТЫ КЛАСТЕРНОГО АНАЛИЗА

Второй этап проверки данного опросника с точки зрения его конструктной валидности был связан с использованием разных процедур кластерного анализа. Поскольку факторный анализ показал относительную идентичность структуры стратегий в женской и мужской частях выборки, то кластеризация данных выполнялась по выборке в целом.

Прежде всего следовало выяснить, какой алгоритм классификации копингстратегий наиболее адекватен эмпирическому материалу. В настоящей работе обсуждаются результаты применения различных алгоритмов кластерного анализа, реализованных в прикладном статистическом пакете STATGRAPHICS. В этом пакете реализовано семь методов кластерного анализа: Ближайшего соседа (Nearest neighbour), Дальнего соседа (Furthest neighbour), Центроидный (Centroid), Медианный (Median), Группового среднего (Group Average), Уорда (Ward’s) и K-средних (k-Means).

Главное различие между методами заключается в стратегии процесса объединения объектов в кластеры. Так, стратегия Ближайшего соседа Сильно сжимает пространство исходных признаков, стратегия Дальнего соседа, наоборот, сильно растягивает пространство исходных признаков, стратегия Группового среднего Сохраняет метрику пространства признаков, стратегия Уорда Минимизирует внутрикластерный разброс объектов, стратегия K-средних Выделяет места наибольшей концентрации точек в рассматриваемом пространстве признаков [3].

Кроме того, при проведении кластеризации были использованы три разные метрики расстояния: Евклидово расстояниЕ (Euclidean); Квадрат евклидова расстояния (Squared Euclidean); Городская метрика (City Block).

Первоначально количество выделяемых кластеровзадавалось равным трем, что соответствовало количеству постулируемых стилей совладания: продуктивный, непродуктивный, социальный. В табл. 2 приведены результаты классификации по

05.10.2012


143

6


Имеющимся в пакете STATGRAPHICS


Результаты классификации копинг-стратегий на кластеры

Таблица 2


Методы Кластерного анализа

Количество Копии Г Стратегий В Кластере

Квалраг Евклидова Расстояния

Евклидово Расстояние

Городекая Метрика

Блнжащиепо Соседа

ЛЙЛЫНГОСОСеЛЙ

Иен Троил И Ый медианный группового Среднего Vop.U К-Средних

16. 1. 1 6.3.9 16. 1, 1 16,1, 1 10. 7, I 4.6. 3 IS, GO

11 5. 1 8.5.5 16, 1. 1

ІХ *. І

Га, ?. І

8,5,5 18,0. 0

It, I. 1 4.5.9 16.1. 1 16, 1. 1 10, T, 1 4,6,8 18,0.0

148


Сравнительный анализ состава кластеров

Таблица 3


Метол, Метрика

Кластер

1

II

Ill

Дальнего Сое Ела.

Городская

SI+S5+S6+S17

S2+SHSI3+SI5+SIS

S4+S7+SS+S9+S10+SIS+ +SI2 + SI4+SI6

Уорл. Квадрат Епклн-Дова Расстояния

SI+S5+SG+S17

S2+S3+SI0+SI5+SI6+S18

S4+S7+S8+S9+SH+S12+ +SIHSI4

Уорл. СвелПлове расстояние

SI+S3+S4+S5+S6+SI3+ + SI5+SIS

S2+SI0+S12+SI4+SI7

&74$S+S9+SIISW

Уорл. Городская

SI+55+SG+S17

S2+S3+S10+SI5+SI6+S18

S4+S7+SR+S9+S11+S12+ +SIHSI4

Спетая Гю-С-Ту.Ш-Ргечых Стилей

S1+S5+S6+Si0+S16

SZ+S3+SI4+S15

SJ+S7+S8+59+SH+S12+ +S13 + SJ7+SI3

Социальны 14

НрОЛЇКТНВІІЬІЙ.

11 E Протух Та Вы Ый

Методам кластеризации и метрикам между объектами. В ячейке табл. 2 через запятую приводится количество копинг-стратегий в каждом выделенном кластере.

Как видно из табл. 2, только два метода кластеризации (они обозначены жирным шрифтом) — Дальнего соседа И Уорда, — выделили классы, содержащие наиболее однородные в статистическом смысле копинг-стратегии.

Результаты классификации, представленные в табл. 3, демонстрируют различие между набором стратегий в постулируемых стилях и выделенных кластерах. При этом методом Уорда С использованием метрик Квадрат евклидова расстояния И Городская метрика Выделены одинаковые разбиения. Кластеры, полученные методом Уорда С использованием метрики Евклидово расстояние, а также методом Дальнего соседа С использованием Городской метрики, были исключены из дальнейшего рассмотрения, поскольку не представляют интереса с точки зрения содержательной интерпретации.

05.10.2012


143

7


Таким образом, сравнение эффективности различных методов кластерного анализа по результатам классификации копинг-стратегий позволило сделать следующий вывод: различные методы кластерного анализа дают существенно несходные разбиения. Наилучшим с точки зрения способности

Таблица 4

Энтропия исходной и поэтапных классификаций копинг-стратегий

Разбиение

Макс ч v альті возможная

Эм ги гри чеекам энтропия

Разность между максимальной и

Энтропия

Эм пи ри чес коіі энт [ютін січ

Постулируемые стили ACS О Кластера)

I, S8S

1.5Я4

Ц,001

3 кластера

1,585

L.579

0,006

4 кластера

2,000

I. W4

0,0(16

5 кластеров

2,322

2.27 b

0.046

6 кластери и

2,585

ГМ9

ОЛШ

149

Таблица 5

Результаты классификации с использованием дискриминантного анализа

Разбиение

% Правильной классификации

Пост)1 л прямые стили ACS (І Кластера)

W, M

3 кластера

94J6

4 кластер

94.54

5 кластеров

92.62

6 кластеров

90.16

К восстановлению структуры данных является алгоритм Уорда.

Далее была осуществлена последовательная кластеризация данных с выделением трех, четырех, пяти, шести кластеров. С формальной точки зрения наилучшей классификацией можно считать ту, которая наиболее равномерно распределяет испытуемые объекты между классами, т. е. имеет максимальную энтропию. Этот показатель может рассматриваться как основание для проверки качества полученных классификаций (табл. 4).

Результаты, приведенные в табл. 4, свидетельствуют о высоком качестве классификаций для всех выделенных кластеров, однако этой информации недостаточно для их дифференциации. Поэтому как дополнительный критерий качества классификации использовался дискриминантный анализ. Результаты классификации с использованием дискриминантного анализа представлены в табл. 5.

Из табл. 5 видно, что выделенные кластеры обеспечивают больший процент правильного распознавания, чем постулируемые стили ASC, при этом оптимальным является разбиение на четыре кластера.

Для сравнения ниже приводятся две дендрограммы: результаты кластеризации данных на три (рис. 1) и шесть кластеров (рис. 2).

05.10.2012


143

СТРУКТУРА СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ (К ПРОБЛЕМЕ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА «ЮНОШЕСКАЯ КОПИНГ-ШКАЛА»)

Рис. 1. Результаты кластеризации на три кластера

150

Таблица 6

Результаты распределения испытуемых по трем кластерам

СТРУКТУРА СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ (К ПРОБЛЕМЕ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА «ЮНОШЕСКАЯ КОПИНГ-ШКАЛА»)

В табл. 6 и 7 приводится частотное распределение испытуемых по кластерам.

Как можно видеть, если ограничиться выделением трех кластеров, то результаты кластеризации не соответствуют составу стратегий в рамках трех постулируемых стилей совладания («продуктивного», «непродуктивного» и «социального» копингов).

Так, кластер I (37%) «социотропия» включает четыре стратегии (Социальная поддержка, друзья, принадлежность, Отвлечение), в рамках которых ориентация на общение и значимость близких людей выступает в качестве основного фактора преодоления трудной ситуации. Кластер II (32%) «готовность к преодолению трудной ситуации» объединяет проблемноориентированные стратегии (Решение проблем, работа, достижения) со стратегиями опоры на внутренние ресурсы (Позитивный фокус, активный отдых) И на внешние социальные ресурсы (Общественные действия, профессиональная помощь). Кластер III (31%) «эмоциональное реагирование» объединяет боUльшую часть эмоционально-доминантных стратегий совладания (Беспокойство, чудо, несовладание, разрядка, игнорирование, самообвинение, уход в себя), включая стратегию

05.10.2012


143

9


Религиозная поддержка.

Анализ дендрограммы, полученной при разбиении исходных данных на шесть


СТРУКТУРА СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ (К ПРОБЛЕМЕ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА «ЮНОШЕСКАЯ КОПИНГ-ШКАЛА»)


Рис. 2. Результаты кластеризации на шесть кластеров

151

Результаты распределения испытуемых по шести кластерам

Таблица 7


Кластер и

Стратегии

Чартотз

%

III IV

VI

SI+S5+S6+SI7 S2+S3

S4+S7+ЈS+S9+SE2-b$l4

SI0+SE6

SII+SI3

SI?'SIK

58 68 35 76 69

16

19 10 21 19

Hi

Всего

Ш

100

Кластеров (рис. 2), показывает динамику воспроизведения новых кластеров в процессе последовательной кластеризации. Так, кластер «социотропия» остался полностью без изменений. Кластер «эмоциональное реагирование» по своему основному составу также остался без изменений, однако от него в самостоятельный кластер отделились стратегии «отстранения» от трудной ситуации (Игнорирование, уход в себя) (19%). Нетрудно заметить, что внутри оставшегося кластера выделяются три пары стратегий, видимо, сходных между собой: Беспокойство И Самообвинение, чудо И Религиозная поддержка, несовладание И Разрядка.

Кластер «готовность к преодолению трудной ситуации» распался на три

05.10.2012


143

10


Составляющие: проблемно-ориентированные стратегии (Решение проблем, работа, достижения), стратегии опоры на внешние социальные ресурсы (Общественные действия, профессиональная помощь) и стратегии опоры на внутренние психические и физические ресурсы (Позитивный фокус, активный отдых).

Сравнение результатов факторного и кластерного анализа показало, что, хотя в их основе лежат разные принципы классификации данных, эти процедуры позволили получить достаточно близкие результаты (имеет место сходство состава факторов и кластеров), являющиеся содержательно согласованными и взаимнодополнительными.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Итак, ни факторный анализ, ни различные варианты кластерного анализа не подтвердили факт существования трех постулируемых стилей совладания: продуктивного, непродуктивного и социального.

Т. Л. Крюкова, использовав факторный анализ при анализе данных опросника ACS, также не получила трехкомпонентную структуру совладающего поведения. По ее данным, было выделено шесть факторов, при этом не только отсутствовало соответствие состава факторов трем постулируемым стилям, но, более того, каждый фактор содержал комбинацию стратегий, принадлежащих двум различным «стилям», в том числе «продуктивные» стратегии оказались смешанными с «непродуктивными» [5].

Т. Л. Крюкова не ставит под сомнение исходную теоретическую основу опросника. Она склонна объяснять эти результаты спецификой выборкии влиянием культурной среды. Так, сочетание столь разных стратегий в одном факторе связано, по ее мнению, с тем, что в юношеском возрасте стили совладания еще не устоялись (в частности не сформировались

152

Продуктивные стратегии), поэтому они являются подвижными, способными образовывать альтернативные сочетания. С другой стороны, российская молодежь ежедневно сталкивается с жизненными трудностями, обусловленными социально-экономической обстановкой в стране, которая воспринимается молодыми людьми как малоконтролируемая. Соответственно, изменяется структура совладающего поведения, и на первый план выходит социальный копинг (опора на других людей) [5].

Конечно, и специфика выборки, и культурный контекст влияют на полученные результаты. Однако, на наш взгляд, дело в другом — в недостаточной корректности общих теоретических позиций, на которых построен опросник ACS. Основная причина тому — специфические акценты в понимании сути совладания: доминирующие в западной культуре представления о безусловно положительной оценке действий по разрешению трудной ситуации, решающем значении рациональной формы реагирования в противовес эмоциональной, ценности индивидуализма и важнейшей роли религиозных чувств в регуляции поведения человека. Те концептуальные позиции, которые приемлемы в одной культуре, оказываются неадекватными для описания совладающего поведения в другой (в данном случае российской) культуре.

Соответственно могут быть пересмотрены и критерии продуктивности и непродуктивности совладающего поведения. Так, проблемно-ориентированные стратегии в виде установки на необходимость при любых обстоятельствах бороться с трудной ситуацией могут приводить к истощению ресурсов личности и, в частности, к росту

05.10.2012


143

11


Беспокойства, т. е. могут оказаться «непродуктивными». В свою очередь, такие непродуктивные стратегии, как беспокойство и самообвинение, могут стать продуктивными, поскольку они интернализуют ответственность за происходящее и тем самым повышают ресурс психологического сопротивления. Далее, такая форма социального копинга, как готовность прибегать к помощи других людей, в нашей выборке связана с ориентацией на преодоление трудной ситуации и поддержание самоэффективности, что позволяет отнести стратегии активного социального взаимодействияк продуктивному типу. В то же время потребность в тесных взаимоотношениях (социотропия, по А. Беку), провоцирует риск депрессии в трудной ситуации и стимулирует проявления «выученной беспомощности». Наконец, стратегия опоры на религиозные чувства занимает незначительное место в системе других стратегий совладания, при этом, согласно результатам кластерного анализа, она оказывается связанной со стратегией надежды на чудо (S7) в рамках эмоционально-фиксированного реагирования на трудную ситуацию, т. е. фактически стратегия Религиозная поддержка Попадает в разряд непродуктивных стратегий.

В нашем исследовании в ходе процедуры последовательной кластеризации результатов выполнения опросника «Юношеские копинг-стратегии» (ACS) выделились другие — сравнительно с авторским вариантом интерпретации — комбинации стратегий. Так, кластер стратегий социотропного типа и «ядро» кластера стратегий эмоционального типа показали свою устойчивость на всех этапах кластеризации. При выделении четырех, пяти и шести кластеров постепенно «распадается» только один кластер — «готовность к преодолению трудной ситуации», — включающий стратегии, в той или иной мере направленные на поиск прямых или косвенных средств разрешения трудной ситуации (сначала на уровне четырех кластеров отделяются S10 и S16, затем на уровне шести кластеров — S15 и S18). Добавим, что от кластера, объединяющего стратегии эмоционального типа, при выделения пяти кластеров отделились стратегии отстранения от трудной ситуации

153

(S11 и S13). Таким образом, представленные в опроснике стратегии образуют, согласно нашим данным, новые, более парциальные комбинации, что позволяет сгруппировать все 18 стратегий — уже с учетом их содержательной интерпретации — в четыре стиля совладания (в терминах опросника ACS):

Проблемно-ориентированный стиль (направленность на изменение трудной
ситуации, связанная с поиском средств ее преодоления, повышением собственной
самоэффективности через достижения в ведущем виде деятельности, привлечением опыта
других людей к решению возникшей проблемы в режиме отношений сотрудничества) (S2,
S3, S10, S16);

Мобилизационный стиль (направленность субъекта на активизацию внутренних
ресурсов, проявляющаяся в позитивной категоризации трудной ситуации, готовности
поддерживать физическое здоровье и позиции «отстранения» от проблемы) (S15, S18,
S11, S13);

Эмоционально-доминантный стиль (проявления внешней и внутренней
эмоциональной экспрессии при столкновении с трудной ситуацией в виде различных
форм эмоциональной разрядки, роста эмоционального напряжения, надежды на чудеса и
веры в божественное провидение) (S4, S7, S8, S9, S12, S14);

Социотропный стиль (зависимость от других людей) (S1, S5, S6, S17).

05.10.2012


143

12


Нуждается в обсуждении следующий вопрос: какой психический механизм может инициировать тот или иной стиль совладания и влиять на соотношение этих четырех стилей?

Трудная жизненная ситуация — это всегда вызов индивидуальным психическим ресурсам. Соответственно способность преодолеть такую ситуацию и разрешить ее в наиболее благоприятном для себя варианте свидетельствует о качестве этого ресурса. Центральное место в системе индивидуальных психических ресурсов занимает интеллектуальный контроль. В зарубежных исследованиях для описания этого механизма регуляции поведения используется термин «воспринимаемый контроль», под которым понимается система представлений, регулирующих действия, направленные на достижение определенной цели (Е. Скиннер, Дж. Бургер и другие). Интеллектуальный контроль — это частная форма воспринимаемого контроля, связанная с особенностями восприятия, понимания и интерпретации происходящего (в том числе трудной ситуации) [1], [6]. В более широком плане проблема интеллектуального контроля связана с проблемой когнитивного оценивания трудной жизненной ситуации (Р. Лазарус, С. Фолкман, Л. И. Анцыферова, В. А. Бодров).

Применительно к проявлениям интеллектуального контроля в трудных ситуациях
можно, на наш взгляд, говорить о разных его формах, таких как контроль ситуации
(выявление ее релевантных аспектов, анализ причин и последствий и т. д.), контроль
внешних факторов влияния на возникшую проблему (в том числе опора на ресурсы
других людей в целях ее разрешения, а также учет контекстов сложившейся ситуации),
контроль своих психических ресурсов (блокирование потребностей, рефлексия
мотивации, саморегуляция аффективных переживаний, оценка уровня своей
компетентности, использование индивидуальных компенсаторных психических
возможностей, поддержание физического здоровья и т. д.) и контроль базовых убеждений
(баланс принятия/непринятия трудной ситуации, внутренней/внешней атрибуции
ответственности за происходящее, доверия/недоверия другим людям,
уверенности/неуверенности в справедливости миропорядка,

Управляемости/неуправляемости событий и др.).

Своеобразным итогом работы интеллектуального контроля является оценка ситуации по двум пересекающимся ментальным «шкалам»: 1) разрешимость/ неразрешимость трудной ситуации (представления человека о возможности изменения

154

Либо устранения ситуации, мере опасности последствий и т. д.); 2) преодолимость/непреодолимость трудной ситуации (представления человека о своих психических и физических ресурсах для преодоления возникшей трудной ситуации).

По сути дела, выделенные нами стили совладания обнаруживают себя в зависимости от того, как ту или иную ситуацию оценивает сам человек, а именно: в какой мере он воспринимает ее как разрешимую/неразрешимую и свои возможности с ней справиться/не справиться: проблемно-ориентированный стиль (ситуация разрешима/могу справиться); мобилизационный стиль (ситуация неразрешима/ могу справиться); социотропный стиль (ситуация разрешима/не могу справиться); эмоционально-доминантный стиль (ситуация неразрешима/не могу справиться). По мере того, как меняется сегмент оценочного пространства, в котором находится индивидуальная оценка ситуации, человек оказывается склонным демонстрировать разные стили совладающего поведения (рис. 3).

05.10.2012


143

13


СТРУКТУРА СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ (К ПРОБЛЕМЕ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА «ЮНОШЕСКАЯ КОПИНГ-ШКАЛА»)

Рис. 3. Соотношение стилей совладания с оценками трудной ситуации

Наличие такого оценочного пространства означает, что оценка трудной ситуации может перемещаться внутри этого пространства: объективно неразрешимая ситуация может «превратиться» в объективно разрешимую, а субъективно разрешимая — в субъективно неразрешимую, и наоборот. Аналогично, на разных этапах развития трудной ситуации у человека могут меняться представления о своих возможностях с ней справиться. Если же меняются представления о ситуации, то меняются и стратегии совладания.

Необходимо добавить, что оценки трудной ситуации, по-видимому, будут строиться по-разному в зависимости от ее временнго масштаба. Трудную ситуацию, как правило, нельзя разрешить одномоментно, для этого требуется достаточно длительный отрезок времени. Стиль совладания, актуализовавшийся на начальном этапе трудной ситуации, со временем сменяется на другие стили совладания под влиянием изменившегося контекста ситуации, накопленного опыта по ее преодолению, поступления дополнительной информации и т. д.

Таким образом, мы приходим к важному выводу о том, что следует переходить от трактовки стратегии совладания как одномерного (линейного) свойства (когда та или иная стратегия трактуется как фиксированная точка, находящаяся на вертикальной оси) к ее трактовке как многомерного свойства (когда та же самая стратегия трактуется как точка, перемещающаяся в некотором пространстве, которое образуется как минимум двумя пересекающимися шкалами, — хотя в идеале следует говорить об n-мерном пространстве) [2].

С учетом того обстоятельства, что стратегии совладания изменяются в зависимости от оценки трудной ситуации, а также ее временнго масштаба, можно снова вернуться к вопросу о том, какие из выделенных стилей совладающего поведения являются

05.10.2012


143

14


Продуктивными и какие —

155

Непродуктивными. Проведенное обсуждение показывает, что вопрос в такой его форме поставлен некорректно, ибо каждый из стилей совладания может быть продуктивным или непродуктивным в зависимости от того, как человек оценивает конкретную ситуацию.

Так, для ситуаций, оцениваемых как объективно неразрешимые, проблемноориентированный копинг вряд ли эффективен. Более эффективной совладающей стратегией в этих случаях, видимо, является выход за пределы ситуации в область позитивной категоризации произошедшего. Однако если проблема объективно разрешима, то данную стратегию — если она оказывается единственной — следует признать неэффективной.

Стратегии по типу активного социального взаимодействия весьма эффективны в объективно разрешимых ситуациях, когда «один в поле не воин» (иначе говоря, когда для разрешения трудной ситуации нужны связи, контакты, информационная и материальная поддержка других, в том числе более компетентных людей). В свою очередь, социотропный стиль совладания безусловно полезен в ситуации потери близкого человека (достаточно вспомнить, сколь сложными коллективными обрядами сопровождается ритуал прощания с умершим).

Выше уже отмечалось, что рост беспокойства — это своего рода цена за целенаправленную активность. С другой стороны, беспокойство (а возможно, и некоторые другие формы эмоционального вовлечения в трудную ситуацию) может оказаться эффективной стратегией совладающего поведения — скажем, на первом этапе взаимодействия с травматической ситуацией.

Согласно традиционной точке зрения, стратегии отстраняющегося типа в виде ухода в себя (замкнутость, нежелание посвящать других в свои заботы) и игнорирования (выстраивание отношения к проблеме так, как будто ее не существует) — это одно из проявлений непродуктивного стиля совладания. Ясно, что эта форма совладания будет крайне неэффективна, если человек уклоняется от осознания поставленного ему врачом диагноза, но эта стратегия может быть и эффективной, если возникает необходимость устраниться от межличностного конфликта с морально неприемлемым его участником или «переждать» проблему в силу невозможности ее разрешения здесь и сейчас.

Таким образом, невозможно интерпретировать стили совладания как продуктивные либо непродуктивные. Правильнее было бы сказать, что в каждом стиле совладающего поведения одновременно представлены и продуктивная, и непродуктивная составляющие. Так, в проблемно-ориентированном стиле в качестве продуктивной составляющей выступает поддержание чувства самоэффективности, в качестве непродуктивной составляющей — «иллюзия контроля», когда человек недооценивает сложность трудной ситуации и переоценивает свои возможности по ее преодолению, а также эффект истощения психических ресурсов и рост беспокойства; в мобилизационном стиле — переход на использование психических ресурсов надситуативного уровня либо формирование защитного типа поведения соответственно; в эмоциональнодоминантном стиле — возможность эмоциональной разрядки, интраперсональная атрибуция ответственности либо эмоциональная фиксация вплоть до психосоматических расстройств и деструктивного поведения соответственно; в социотропном стиле — опора на поддержку других людей либо потеря психологической автономии соответственно.

Следовательно, эффективное совладающее поведение предполагает способность

05.10.2012


143

15


Использовать все стили совладания с учетом, в первую очередь, продуктивной составляющей каждого стиля, т. е. следует говорить о таких качествах совладающего поведения, как мобильность и вариативность, которые обусловлены уровнем

156

Сформированности интеллектуального контроля.

ВЫВОДЫ

Наше исследование, направленное на проверку конструктной валидности опросника «Юношеская копинг-шкала» (ASC) Э. Фрайденберг и Р. Льюиса, не подтвердило существования трех стилей совладания (продуктивного, непродуктивного и социального), что позволяет пересмотреть представления о структуре совладающего поведения и критериях его эффективности. Во-первых, стратегия совладающего поведения во многом зависит от характера оценки конкретной трудной ситуации и, во-вторых, эффективное совладающее поведение — это репертуар (набор) копинг-стратегий, которые человек сознательно и гибко использует в целях поддержания необходимого для него качества жизни.

В свою очередь, мобильность и вариативность совладающего поведения, как можно предположить, обусловлены сформированностью механизма интеллектуального контроля, который обнаруживает себя в четырех основных формах: контроль ситуации, контроль внешних факторов влияния (контекста), контроль своих психических и физических ресурсов, контроль базовых убеждений.

1. Дюк В., Самойленко А. Data Mining. СПб.: Питер, 2001.

2. Виноградова Л. А. Интеллектуальный контроль как фактор преодоления эмоционально-

Трудной ситуации // Психол. журн. 2004. Т. 25. № 5. С. 21—28.

3. Дружинин В. Н. Экспериментальная психология: Учеб. пособ. М.: ИНФРА-М, 1997.

4. Крюкова Т. Л. О методологии исследования и адаптации опросника диагностики совладающего (копинг) поведения // Психология и практика: Сб. научн. тр. / Отв. ред. В. А. Соловьева. Кострома: Изд-во КГУ им. Н. А. Некрасова, 2001. С. 70—82.

5. Крюкова Т. Л. Психология совладающего поведения. Кострома: Студия оперативной

Полиграфии «Авантитул», 2004.

6. Холодная М. А. Психология интеллекта: Парадоксы исследования. СПб.: Питер, 2002.

7. Frydenberg E., Lewis R. Adolescent coping styles and strategies: Is there functional and

Dysfunctional coping? // Austral. J. of Guidance and Counceling. 1991. № 1. P. 35—43.

8. Frydenberg E., Lewis R. Adolescent Coping Scale: Manual. Melburne: ACER Press, 1993.

Поступила в редакцию 14.II 2007 г.

1

В отечественных исследованиях название данной стратегии (в оригинале — spiritual

Support), на наш взгляд, неточно переводится как Духовность. Более адекватным переводом

Будет словосочетание Религиозная поддержка (именно этот термин будет использоваться в

Тексте данной статьи).

05.10.2012


145

1


145 ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ


Просмотров: 212 | Добавил: sewity | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz